Египет в бронзе
Общественная палата

Челябинской области

Мы в соц. сетях:
Общественная палата Челябинской области

8(351) 737-16-57

454089, г. Челябинск,
ул. Цвиллинга, 27

7371657_op@mail.ru

Египет в бронзе

30.12.2019

Скульптор из страны фараонов открыл в Челябинске памятник соотечественнику. С этим удивительным человеком мы встретились в Челябинском институте культуры на открытии изваянного им бюста знаменитого соотечественника, египетского писателя Нагиба Махфуза.

Скульптор из страны фараонов Усама Эльсайед Махмуд Мохамед Эльсерви — человек, известный и у себя в стране, и за рубежом. Большой друг России, экс-советник по вопросам культуры при посольстве Арабской Республики Египет в РФ, профессор Хельуанского университета, член союзов художников Египта и РФ, доктор философии и кандидат искусствоведения — всего не перечесть. Доктор Усама приехал в Челябинск в рамках перекрестного Года гуманитарного сотрудничества России и Египта. К слову, президент России Владимир Путин в 2015 году за вклад в укрепление дружбы между нашими странами наградил скульптора (он написал пятитомную монографию о русском искусстве) медалью А.С. Пушкина.

Южноуральцам египетский скульптор презентовал свое очередное творение — бюст выдающегося египетского деятеля культуры, лауреата Нобелевской премии, автора более 40 произведений о социальной и политической жизни египетского общества Нагиба Махфуза.

Ваять «по-русски»

— Что вас связывает с Россией?

— Я в свое время учился в Советском Союзе, в Академии художеств Ленинграда (ныне Санкт-Петербург), также закончил Каирский университет. Кроме науки и общественной деятельности, увлекаюсь искусством, скульптурой, изваял 71 памятник, в том числе известных русских писателей, музыкантов, ученых. К примеру, для библиотеки в египетском городе Александрия изготовил памятник Шолохову, для Каирской оперы — памятники Чайковскому и Римскому-Корсакову, а скоро там поставят монумент балерине Анне Павловой. Также изготовил памятники моему любимому писателю Расулу Гамзатову, великому российскому химику Дмитрию Менделееву (его монумент установили перед Российско-Египетским университетом). Вообще, мне довелось изваять десятки монументов знаменитым людям России.

— Как зародилась идея создать памятник египетскому писателю?

— Нагиб Махфуз — первый и пока единственный египетский писатель, ставший лауреатом Нобелевской премии. Он был доктором, а потом подобно российскому коллеге Чехову занялся писательским творчеством. Стал известнейшим беллетристом с мировым именем, писал пьесы, сценарии, новеллы, он автор более 40 романов и сборников рассказов, исторических произведений, посвященных временам правления фараонов. Личность Нагиба Махфуза всегда интересовала меня как скульптора и художника, ведь он открыл арабский мир для Европы и других стран.

Тройной «нобель»

— Как создавали «нобелевский» бюст?

— Свою мечту изваять ему памятник я осуществил уже трижды: первый установлен в телекомпании «Россия Сегодня», второй — в музее Нагиба Махфуза в Каире, а третий получит прописку в Челябинске. «Южноуральский» бюст отлит из бронзы на металлургическом заводе в Красногорске, его высота — 90 см, масса — 80 кг. Я создавал его в течение трех месяцев: вначале в гипсе, потом изготовил восковую форму, и наконец, в металле.

— Почему бюст египетского писателя открываете именно в Челябинске?

— Еще будучи советником по вопросам культуры при посольстве Египта в Москве, я познакомился с проходившими практику студентами-арабистами Челябинского госуниверситета и их руководителем, советником председателя Общественной палаты Челябинской области Эльвиной Ягнаковой, деканом факультета Евразии и Востока ЧелГУ. Они пригласили меня в Челябинск, и я согласился. С Южным Уралом у нас давние связи: в свое время здешние специалисты обучали египетских коллег обслуживать Асуанскую ГЭС, построенную с помощью Советского Союза. А сегодня в челябинских вузах учатся более 700 студентов из Египта. Также решил подарить институту культуры бюст писателя, ставшего символом российско-египетской дружбы. Такая вот общественная дипломатия.

От Твери до Парижа

— Где еще можно встретить ваши творения?

— Например, для муниципалитета Твери я изготовил бюст египетского литератора и общественного деятеля, министра просвещения Тахо Хусейна. Он еще в детстве ослеп и, как советский писатель Николай Островский, писал свои произведения на ощупь. Стоит добавить, что именно Тахо Хусейн, став министром просвещения, добился введения в Египте бесплатного обязательного среднего образования. Тогда был выдвинут лозунг «Образование как вода и воздух», и Египет, где раньше процветали невежество и безграмотность, стал одной из самых читающих стран в арабском мире.

Кроме того, для университета им. Шухова в Белгороде я создал памятник основателю космической науки Константину Циолковскому, а для городка Грайворон — знаменитому российскому инженеру Владимиру Шухову. Добавлю, что для этих памятников я использовал мрамор, добытый в Челябинской области. В его высочайшем качестве убедился в 2016 году, когда побывал на карьере, где провели тестирование уральского камня.

— Что еще делаете для укрепления международных связей и в России, и на всем постсоветском пространстве?

— Творчество не знает границ, я общаюсь с коллегами во многих странах СНГ. Как-то, будучи в Узбекистане, загорелся идеей сотворить памятник Махмуду Мухтару, знаменитому египетскому скульптору, ученику самого Бурделя. Ее поддержали местные власти, профессор Магди, глава Египетского центра науки в Ташкенте.

Памятник торжественно открывала египетская делегация во главе с женщиной-министром. Грандиозные монументы скульптора, например, символизирующий возрождение страны «Пробуждение Египта», сегодня стоят по всей стране Нила. Махмуд Мухтар учился в Париже, дружил с русским скульптором Анной Голубкиной. Возможно, общение с ней и навеяло идею запечатлеть образ ее великой соотечественницы и тезки, русской балерины Серебряного века Анны Павловой. И скульптор изготовил ее в самом «живом» материале — воске. Сейчас изваяние находится в Париже, это одна из реликвий музея восковых фигур Гревена. Памятники же самому Махмуду Мухтару установлены во Франции, Египте и в Ташкенте.

Мне довелось создавать скульптуры известных людей и из других республик бывшего Советского Союза. Так, в Казани установили памятник великому татарскому поэту Габдулле Тукаю, а в Каире — казахскому акыну Абаю Кунанбаеву. В Казанском университете поставили монумент борцу за независимость Египта Аббасу Махмуду аль-Аккаду, писателю, поэту, журналисту и общественному деятелю, члену Арабской академии.

Ученые и президенты

— В советские годы в каждом городе и поселке ставили памятники вождям. А вы создавали монументы национальным лидерам?

— Я изготовил памятник освободителю Египта от британского владычества и первому президенту страны Гамалю Абдель Насеру. Он установлен в национальной библиотеке Санкт-Петербурга, Российском университете Дружбы народов, Институте востоковедения Российской Академии наук и Казанском университете.

Также изваял монумент бывшему президенту Египта Анвару Садату, трагически погибшему от рук террористов. Его разместили в городе Арише.

— Довелось ли создавать скульптуры ученых и исторических деятелей арабского мира?

— Один из таких памятников, который установлен в Москве, в библиотеке иностранной литературы, — основателю социологии как науки, знаменитому ученому эпохи Аббасидов Абдурахману ибн Хальдуну. Еще в ХI веке он написал большой научный труд «Основы социологии», в котором изложил советы халифу, как управлять государством, заботиться о своем народе.

Для Санкт-Петербургского университета я изготовил памятник известному ученому, основателю востоковедения, египетскому и российскому филологу, специалисту по арабской литературе Шейху Мохаммеду Айяду Танави. Второй установлен на его родине в Египте.

Другой известный ученый-арабист, бюст которого теперь установлен в МГИМО, — российский и советский филолог Харлампий Баранов, создатель московской арабистической школы, заслуженный деятель науки РСФСР, составитель арабско-русского словаря. Один из учеников захотел увековечить его память, и я откликнулся на его просьбу.

Каждый из этих памятников — частица нашей общей истории, мировой культуры. Запечатлеть ее образы и передать потомкам — великая честь для художника. У меня большие планы на будущее по созданию новых ликов нашей нетленной памяти, которые оживают в мраморе и бронзе.

На прощание доктор Усама заверил, что планирует продолжать сотрудничество с южноуральцами, выступить в челябинских вузах с циклом лекций об египетском искусстве.