Вячеслав Цапов: «Центр общественного контроля не жаждет крови, мы жаждем порядка!»
Общественная палата

Челябинской области

Мы в соц. сетях:
Общественная палата Челябинской области

8(351) 737-16-57

454089, г. Челябинск,
ул. Цвиллинга, 27

7371657_op@mail.ru

Вячеслав Цапов: «Центр общественного контроля не жаждет крови, мы жаждем порядка!»

01.11.2018

У жителей Южного Урала появился новый механизм решения актуальных проблем, связанных с качеством городской среды, медициной, образованием и многим другим. В Общественной палате Челябинской области создан региональный Центр общественного контроля. Руководит им член ОП Вячеслав Цапов. В интервью «ФедералПресс» он рассказал, чем занимается новая структура, с какими трудностями сталкиваются эксперты центра, а также честно ответил на вопросы о том, в чем интерес самих общественников.

«Решить проблему можно бесконфликтно»

Вячеслав, почему было решено создать Центр общественного контроля и что собой представляет новая структура?

– Центр не является отдельной единицей, он создан на взаимодействии субъектов общественного контроля. В него входят общественные советы при органах исполнительной власти, муниципальные общественные палаты, различные объединения: «Деловая Россия», «Опора России», ОНФ. Мы готовы работать и в их составе, так как наша главная задача – не перетянуть повестку на себя, а решить вопрос.

Центр общественного контроля создан как постоянно действующая рабочая группа при Общественной палате Челябинской области в июне этого года. Задачей ОП является организация круглых столов, обсуждений, а Центр общественного контроля занимается выездными проверками. Всего же есть четыре слагаемых такого контроля: общественная проверка, экспертиза, обсуждение и слушания. Работаем по заявлению граждан, обращению палаты или другой общественной организации.

Население региона достаточно активно, и мы хотим направить эту активность в правильное русло. Мы учим, как преподнести инициативы людей таким образом, чтобы чиновники их услышали.

К нашим задачам также относится повышение доверия к органам исполнительной власти и координация самих граждан, чтобы они, например, в одиночку не бились с недобросовестными подрядчиками.

Многие проблемные ситуации можно решить бесконфликтно. Сегодня же зачастую вопросы решаются через «жажду крови» – путем публикации в СМИ. Журналисты пишут, население это будоражит, сразу хотят всех уволить, всех наказать. Это дисбаланс, который мешает работе. Наша задача другая: мы готовы выдавать конструктивную критику. Зачастую чиновникам просто нужно показать, открыть тот путь решения, который они не видят.

Насколько регламентирована ваша деятельность?

– Есть жесткие правила. Членам Центра общественного контроля выдаются документы, техническое задание, в котором прописано, куда ехать, что спрашивать. Прописывается четкий объем работ. Самодеятельность исключена. Нельзя просто так пройти на другую территорию или, скажем, в управляющую компанию.

Далее собирается центр, обрабатываются фото- и видеоматериалы, фиксируются нарушения на разработанных бланках. Анализируем всю документацию и направляем ее в Общественную палату Челябинской области, для того чтоб решить, что делать дальше.

3da1fc1375ab772e423047fed6def7ba.jpg

И много ли обращений поступает?

– Достаточно. Граждане заявляют о самых разных проблемах. Но не многие из них готовы к дальнейшему сотрудничеству, не все готовы тратить на это свое свободное время. А ведь нужно не только заявить о проблеме, но и принимать участие в ее решении: присутствовать на заседаниях, выезжать на объект, выслушивать все стороны, подготавливать рекомендации. Если уж хотите занимать активную гражданскую позицию, то нужно делать это в полной мере.

Пока с гражданской активностью дела обстоят не очень просто. Центр общественного контроля чаще самостоятельно решает проблемы, которые возникают у жителей, но со временем мы придем к более цивилизованному гражданскому институту общественного контроля.

«Можем дать рекомендации кадрового характера»

Как складываются ваши отношения с представителями органов власти?

– По-разному. Администрация города в целом относится к нам хорошо, но некоторые управления могут воспринимать наши замечания в штыки. Мы пытаемся выстроить понятную для всех чиновников методику: выявляем проблему, даем рекомендации. Далее они должны объективно это оценить: либо обосновать их неэффективность, либо решить, каким образом они будут реализованы. Чаще получается договориться. Если нас не слышат, мы начинаем действовать по-другому. Когда руководитель не хочет идти нам навстречу, обращаемся к его вышестоящему начальству. Мы ежеквартально формируем отчет, указываем на недостатки в работе управлений, формируем рекомендации – возможно, даже кадрового характера.

Все рекомендации мы берем из нормативно-правовых актов, федеральных законов. В этом месяце мы выезжали в дворовые территории, где были проблемы, к примеру, с бордюрами, и давали рекомендации по ФЗ о доступной среде. У нас нет полномочий давать какие-то указания, но мы можем зафиксировать нарушения законодательства, и с этим уже не поспоришь.

В Челябинске я начинаю работу не с нуля: почти три года я являюсь председателем Общественного совета при администрации города, и принципы взаимодействия и доверия уже сформированы. Бывают вопросы, которые рассматриваются не в самом Челябинске, а в регионе. Наша задача – создать такой механизм, который будет курировать муниципальная палата, и искать общественных инспекторов на местах, а не везти кого-то из Челябинска.

Мы не хотим заниматься бюрократией и долго вести переписку с чиновниками. Как пример, хотим сделать более оперативным процесс подачи и рассмотрения жалоб по программе «Формирование комфортной городской среды». Помочь в этом должно мобильное приложение «Гражданский контролер». Житель, выходя на место, может разместить фото и оставить комментарий к конкретному объекту, который в этом году ремонтируется в рамках программы. Работает геолокация, поэтому загрузить ложные снимки не получится.

Мы предложили администрации города завести чат, в котором можно будет в неформальной форме отвечать на вопросы жителей. Пусть он будет на официальном сайте.

1f4f77dae37e574814be1714d7920df4.jpg

«Нам пытаются угрожать...»

По каким направлениям работает ваш центр?

– Это контроль реализации программы «Комфортная городская среда», «Реальные дела»: мы ездим по дворовым территориям и смотрим нарушения. Объем достаточно большой – около 150 дворов в год только в Челябинске. Все надо объехать, посмотреть, проанализировать, выехать повторно. Плюс проверка доступности медицинских и образовательных услуг и многое другое.

Давно пишем в Управление дорожного хозяйства Челябинска запросы о том, чтобы сделать улицу Ворошилова двусторонней. У нее такая широкая проезжая часть! Почему там одностороннее движение? Всего-то нужно только удалить знак. С минимальными затратами можно нагрузить существующую дорогу и разгрузить соседние. Сейчас информация донесена главе города. Пока аргументированных ответов нет.

Есть еще работы, которые оплачиваются не из бюджета, а самими жителями. Это капитальный ремонт многоквартирных домов. И там тоже немало проблем. Вы работаете по этому направлению?

– Капремонт – серьезный вопрос. Мы поднимали вопрос срывов сроков ремонта лифтов, когда жители из-за этого вынуждены долгое время подниматься по лестницам пешком. Мы не нашли понимания выхода из ситуации с региональным оператором капремонта. Но предложили проводить предварительный отбор подрядчиков, чтобы контракты получали только самые надежные и выполняли работу вовремя. Сейчас же подряд выигрывает компания, которая предложит на аукционе самую низкую цену. И это неправильно.

Капитальный ремонт многоквартирного имущества – вообще самая сложная тема. Приходится выезжать на объекты с техническим специалистом. Есть такое предложение: соединить проведение капитальных ремонтов с созданием комфортной городской среды. А то сейчас получается, что двор делают, а фасад здания, к примеру, остается старым и портит вид.

d21e7fb62cecd752171326ee16432116.jpg

А как реагируют на ваши замечания коммерческие структуры?

– Бывает, подрядчики пытаются угрожать. Те, кто выполняют работы по программе «Комфортная городская среда», чаще всего восточные люди, горячие. Но закон на нашей стороне. Мы решили составить рейтинг подрядчиков. В будущем будем настаивать на том, чтобы с аутсайдерами и аффилированными с ними лицами контрактов не заключали. Претенденты на попадание в черный список уже есть: несколько фирм не исправили наши замечания с прошлого года, оставили брак во дворах на Северо-Западе и в Тракторозаводском районе. Также администрация Калининского района прислушалась к нам и расторгла контракт с компанией из Санкт-Петербурга, которая не хотела исправлять свой брак. В итоге нашли нового подрядчика и все доделали.

Но тут возникла другая проблема. Районная администрация не смогла донести необходимую информацию до населения, и у людей возникло непонимание: почему им поставили детскую площадку, а потом ее демонтировали и смонтировали другую. Жители подумали, что деньги были израсходованы дважды, поэтому нас осуждали.

Мы видим, насколько активно в Челябинске и области строятся дороги. Вместе с тем без проблем не обходится: то асфальт вместе со снегом сходит, то его укладывают в неподходящий период... Вам жалуются? И каковы компетенции Центра общественного контроля в этом вопросе?

– Я еженедельно присутствую на совещаниях в администрации Челябинска, потому что большая часть денег на дороги сосредоточена здесь. По качеству дорог и по жалобам мы докладываем. С гражданами мы постоянно на связи: через личные контакты, социальные сети, электронные письма. Нам присылают фото или просто замечания. Последний пример – жалоба на открытый колодец на Братьев Кашириных. Мы уже знаем, какая организация за этот участок ответственна, и сразу обращаемся. Этот колодец сразу оградили, а затем в течение недели закрыли.

27af79e07e4c375911ffd9b2b0590d7b.jpg

А бывает ли злоупотребление со стороны жителей?

– Часто жалуются на укладку асфальта в снег, присылают фотографии, указывают место. Эти снимки не всегда бывают достоверны. Бывали случаи, когда нас обманывали. Как-то просили пешеходный переход, опираясь на какие-то онлайн-карты. Мы начали работать, оказалось, что его поставили еще год назад, а карта просто не обновилась.

А что вы делаете, если опасения граждан подтверждаются?

– Мы вносим объект на специальную карту, потом с дорожной лабораторией с этих мест берем пробы. Если асфальт ненадлежащего качества, весь участок будет переделываться за счет подрядчика.

Дорога может оказаться некачественной не только если укладывают асфальт в снег. Могут привезти холодный асфальт, мало укатать и прочее. Этого на первый взгляд не выявишь, а дорога может развалиться.

И подрядчик, зная о своей ответственности и финансовых рисках, все равно идет на нарушения?

– Бывает и такое. Из года в год мы говорили дорожным строителям, и об этом же говорит губернатор, что нельзя сначала строить дорогу, а потом ее долбить и начинать ремонтировать колодцы. Я понимаю, у подрядчиков ограниченные трудовые ресурсы, большие объемы обслуживания и ремонта дорог. В итоге бригада сначала укладывает асфальт, потом, иногда через полмесяца, возвращается и делает колодцы. Но за это время из-за жадности дорожно-строительной компании столько машин может пострадать. Эту систему надо менять.

d3c3bb66ffa0d0f74e3ee692e8f52581.jpg

У вас еще одно направление работы – «Доступная среда». Расскажите подробнее.

– Я считаю, что наша среда обитания должна быть доступна не только для инвалидов, но также для родителей, велосипедистов и так далее. Есть федеральный закон по доступной среде, и он должен применяться при формировании комфортной городской среды, при ремонте дворовых территорий, дорог и так далее. Мы просто квадратными глазами смотрим на подрядчиков, которые самовольно меняют правила, не соблюдают СНиПы.

Да, наши замечания носят рекомендательный характер, но мы заставляем подрядчиков переделывать некачественную работу.

Проблемы по талонам

Еще одна из наиболее чувствительных для населения тем – это доступность медицины. К вам уже обращаются с жалобами по этой отрасли?

– Мы получаем много жалоб по поликлиникам. Есть проблема с получением талонов. Регистратура начинает выдавать их с семи утра, и в течение нескольких минут все уже разбирают. Другая сложность связана с тем, что люди берут талон на определенное время, а по факту попадают в живую очередь и теряют много времени. Принимаем такие жалобы, пытаемся исправить ситуацию – предметно разговариваем с главврачами учреждений, с управлением здравоохранения.

Недавно к нам обратились жители, пострадавшие от аварии на ПО «Маяк». Они рассказали, что в медучреждениях им ненадлежаще оказывают услуги, и просили защитить их права. Мы переговорили с начальником челябинского горздрава, довели суть претензии, дали рекомендации, которые требовали минимальных затрат, и ведомство их выполнило.

Были претензии к тому, что на информационных стендах в больницах и поликлиниках не было данных о том, как и куда можно обратиться чернобыльцам. Как нас уверяли, стенды появились. Еще оказалось, не все врачи знали, что должны принимать потомков зараженных при аварии на «Маяке» без очереди. Жалобы были устранены.

260e549707c6fd148925f60114588e5f.jpg

Есть ли подобные Центры общественного контроля в других регионах России, или ваш – первый?

– В России таких центров фактически нет. Есть разрозненные структуры, а мы объединяем наработанные практики, разрабатываем и внедряем новые. Такое начинание было в Перми...

Почему было?

– Там руководителю через некоторое время предложили должность на госслужбе, и он ушел с общественной деятельности. Я пока не готов к чиновнической деятельности, я хочу продолжать работать так, как сейчас. Средств на существование мне хватает.

В Челябинске есть и другие структуры, которые выполняют функции контроля. Вы конкурируете?

– Цель, к примеру, с «Челябинским урбанистом» у нас одна, а методики разные. Ему важно вынести все это в публичную плоскость, а мы готовы решать проблемы тихо. Он создает негативную прослойку, а мы стараемся сгладить все так, чтоб население вообще не видело проблемы.

Как вы оцениваете востребованность Центра общественного контроля?

– Востребованность высокая. Мы открыты в социальных сетях, принимаем обращения в любой форме, вплоть до СМС-сообщений. Кроме того, в прошлом году мы сами объехали все 7 районов города для оценки итогов реализации программы «Комфортная городская среда».

Втречались с жителями, объясняли им, как организовать общественный контроль. Анонсировали свой приезд через районные администрации, жители приходили и рассказывали о своих проблемах и наблюдениях.

Еще мы работали в штабе общественной поддержки губернатора и оттуда тоже черпали информацию.

851be40d9dc73e57dda72b5b2d62c040.jpg

При этом о Центре общественного контроля достаточно мало информации в публичной среде, в СМИ. Почему?

– Центр был создан в июне 2018 года. И решили не анонсировать это событие, так как состав пока не постоянный, мы только налаживаем работу. Нам нужно было время, чтобы не утонуть в обращениях, а набирать силу постепенно. Это работа на общественных началах, мы не можем заниматься только ей. И то если изначально я планировал тратить на это 30 процентов своего свободного от основной деятельности времени, то сейчас это более 60–70 процентов.

Наша мотивация – активность, порядочность, совесть, слова благодарности и поддержки. Сейчас в команде работает 9 человек. И никто не получает за эту работу денег.

Сейчас у многих горожан такая позиция: зачем я буду тратить свое время и силы, если я плачу управляющей компании, выплачиваю налоги и сам ничего решать не хочу. Тем не менее одна из задач Центра общественного контроля – наладить взаимодействие общества и различных структур, активизировать общественность, показать плюсы и минусы этой работы.

То есть вы работаете бескорыстно или все же имеете какие-либо преференции от этой работы?

– Если бы я не видел, что эта работа приносит результат, я бы не стал ею заниматься. Когда удается пролоббировать какие-то интересы населения, мне становится приятно. Я даже ни одной грамоты не получал за то, что помогаю решать какие-то важные вопросы. Дело не в этом. Главное – самому понимать, что ты полезен обществу.

Чтобы добросовестно заниматься общественным контролем, нужен собственный постоянный доход и достаточно много свободного времени.

Я вот депутатов не понимаю: люди вливают в свое продвижение столько денег, а итог-то какой? Знаю примеры, когда наши районные депутаты были готовы расстаться со своими мандатами, чтобы уйти в общественные организации. Но не все проходят отбор Общественной палаты, кстати.

У нас работать, конечно, непросто. Когда ты приходишь с проверкой, тебе, как правило, не рады, идет негатив. Потом ты приходишь к чиновникам, начинаешь что-то требовать, а они рассказывают, что у них и без тебя много проблем. Но останавливаться мы не собираемся. Наоборот, планируем увеличивать штат, расширять круг обсуждаемых вопросов. Потому что видим: наша работа действительно дает результат.