В Челябинске родители добиваются совместного пребывания с детьми в реанимации
Общественная палата

Челябинской области

Мы в соц. сетях:
Общественная палата Челябинской области

8(351) 737-16-57

454089, г. Челябинск,
ул. Цвиллинга, 27

7371657_op@mail.ru

В Челябинске родители добиваются совместного пребывания с детьми в реанимации

14.06.2019

Закон, подписанный президентом Владимиром Путиным в конце мая, обязал больницы пускать родственников к пациентам реанимационных отделений. Этот документ стал очень важным для родителей малышей, но кардинально проблему в челябинских медучреждениях не решил. Почему — разбирался журналист 74.ru.

Проблему допуска родителей в больницу к детям подняли 13 июня на круглом столе в Законодательном собрании Челябинской области. Представители общественных организаций заявили, что готовы не только отстаивать право близких находиться рядом с больным ребёнком, но и помогать врачам — организационно и даже материально.

— У каждого ребёнка должен быть свой взрослый — это его опора. А когда происходит разлука с этим взрослым, ребёнок считает, что его покинули, в силу своих особенностей он ещё не понимает, что мама за дверью, что она тоже волнуется. Он начинает переживать горе, как будто мама умерла, — объясняет клинический психолог, председатель правления региональной общественной организации «Солнечный день» Екатерина Семенова. — Плюс у него проблемы со здоровьем, ему проводят болезненные манипуляции. В этой ситуации ребёнок начинает протестовать, плакать, кричать, отвергать ухаживающих за ним людей. А через какое-то время наступает отчаяние, у ребёнка пропадает надежда на то, что мама может вернуться. Чем это грозит в будущем? Психика может сработать так, что он просто перестанет доверять людям, начнёт прятать эмоции или наоборот будет впадать в эмоциональную зависимость.

Психолог уверена — детям в реанимации необходимо совместное круглосуточное пребывание с мамой, иначе при каждом расставании ребёнок будет вновь и вновь переживать горе.

— Мы понимаем, что сегодня реанимации не готовы принять родителей, в отделениях мало места, но мы не говорим про кровать — поставьте маме удобный стул, — продолжает Екатерина Семенова. — Когда мама рядом, и выживаемость тяжёлых детей выше. Но даже если ребенок умирает, родители легче переживают его смерть, потому что были с ним до конца.

Мамы, которые когда-то пережили расставание со своими детьми, тоже пришли поддержать эту инициативу.

— Сын лежал в реанимации после операции, ему тогда было всего два месяца. Ребёнка забрали, а меня на это время выписали — так положено, — вспоминает Анастасия. — Ладно, я живу в Челябинске. А как быть мамам, которые приехали из других территорий? Они не знают, где им быть, им некуда податься. Только благодаря душевности докторов я сидела под дверью реанимации и сцеживала грудное молоко для сына. Но так бывает не всегда.

Врачи круглосуточное пребывание родителей в детских реанимациях пока не поддерживают. Для них отделение — прежде всего их рабочее место, причём такое, где на каждом сотруднике лежит колоссальная ответственность.

— Реанимация — это преисподняя и для сотрудников, и для ребёнка, и для родителей, — говорит главный педиатр Челябинской области Галина Киреева. — В реанимации находится самое дорогое, что есть у родителей. Мы для них — последняя надежда. Представляете, какая нагрузка обрушится на врачей, если родители постоянно будут находиться в отделении! Медицинское сообщество ещё не готово быть пациентоориентированным, необходимо проводить обучение, учить сотрудников общаться с родителями. С начала года мы уже провели 30 таких тренингов, но пока это сложно. Родителям ещё сложнее. Они заходят в реанимацию, но принять то, что происходит с ребёнком, не могут. У нас папы падают в обморок, начинают плакать. Это тоже очень серьезная психологическая травма. Мы готовы открывать двери, но в отделении с детьми остаётся буквально десяток мам, а тысяча уходит, и это физиологично.

Принцип «открытой реанимации» сегодня уже действует в перинатальном центре и областной детской больнице. Мамы здесь могут посещать детей практически в любое время. Но принять их на постоянное пребывание пока может только реанимация онкогематологического отделения, где долгое время лечатся самые тяжёлые больные.

— В пояснительной записке к новому закону говорится, что нововведение вложений не потребует. Но реанимации нужно перестраивать, они XX века. И если все мамы придут, они просто не дадут нам работать, — комментирует главный детский реаниматолог-анестезиолог регионального Минздрава Олег Лапин. — Мы не запрещаем посещения в своей реанимации, она открыта для мам уже 10 лет. Но условий для того, чтобы в палаты с двумя детьми положить ещё двух мам, у нас просто нет — нужна реанимация XXI века.

Большинство челябинских медиков считает, что говорить о круглосуточном пребывании родителей в реанимации с детьми пока рано. Решать этот вопрос, по их мнению, нужно в индивидуальном порядке, взвешивая все за и против.

— Когда-то мы не верили в то, что у нас будет возможно совместное пребывание мамы и ребёнка в родильном доме, что мы внедрим партнерские роды, но всё состоялось. Открытые реанимации обязательно будут, это вопрос времени, — заверила заместитель председателя Общественной палаты Челябинской области Марина Москвичева. — А пока, может быть, нужно подумать об организации центра принятия решений при больницах. Ведь если маме отказал врач, весь негатив обрушивается на него. А такой центр поможет находить компромиссы и исключать конфликты.

Вопрос о допуске родителей к своим больным детям в отделения реанимации получил широкий резонанс еще весной 2016 года. Во время «Прямой линии» с Владимиром Путиным 14 апреля актер Константин Хабенский попросил президента устранить препятствия для родственников. Мы собрали мнения врачей на этот счёт в нашем материале.