Общественная палата

Челябинской области

Мы в соц. сетях:
Общественная палата Челябинской области

8(351) 737-16-57

454089; г. Челябинск;
ул. Цвиллинга, 27

7371657_op@mail.ru

О единственном источнике власти

03.12.2013

Вячеслав Скворцов, председатель Общественной палаты Челябинской области отвечает на часто задаваемый вопрос граждан к 20-летию Конституции:

Вячеслав Скворцов, председатель Общественной палаты Челябинской области отвечает на часто задаваемый вопрос граждан к 20-летию Конституции: О ЕДИНСТВЕННОМ ИСТОЧНИКЕ ВЛАСТИ Статья 3 Конституции РФ: 1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. 2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. 3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. 4. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону. Все четыре части статьи 3 Конституция РФ подтверждают аксиому: «КАКОВО ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО, ТАКОВА И ВЛАСТЬ», «КАКОВА ВЛАСТЬ, ТАКОВО И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО». Очевидность данной аксиомы, позволяет сделать вывод, что гражданское общество совершенствуется, но совершенствуется и власть. Идеальный вариант, когда гражданское общество и власть качественно развиваются. На практике процесс развития обеих сторон идет проблематично. Причиной этого, в главной степени, является несоответствие основных полномочий и обязанностей власти и основных прав и обязанностей институтов гражданского общества. Руководитель рабочей группы по подготовке Конституции Олег Румянцев отмечает серьезные недостатки, которые очевидны: главное – отсутствие связи между народом и властью, отсутствие конкретных механизмов контроля за властью, отсутствие гарантий реализации прав и свобод человека, гарантий свободы и независимости гражданского общества, гарантий самоуправления. Главный риск коренится в злоупотреблении властью, чрезмерной концентрации власти, подавлении властью «навыков общества к самоуправлению и саморазвитию». «К огромному сожалению, за истекшие годы эффективный механизм контроля так и не был создан, и перечисленные проблемы становятся все более серьезными», – подчеркивает г-н Румянцев. Конституция предоставила конкретные неограниченные права и возможности государственным органам власти вместе с системой вооруженных сил, правоохранительных и судебных органов. В то же время, в Конституции декларативно упоминаются понятия: «гражданское общество», «общественный контроль за органами власти». В России до сих пор не появилось ни одного закона, который бы раскрыл принципы и механизмы общественного контроля. Конституция предоставила избирательное право, защищенное Конституцией, но, к сожалению, ограниченное по нижеследующим причинам. Повторюсь, гражданское общество не имеет реальных рычагов и механизмов общественного контроля за органами власти. Избирательные комиссии формируются органами власти. Совет Федерации формируется органами власти. Губернаторы назначались органами власти. И самое парадоксальное то, что вся система правоохранительных и судебных органов реально формируется органами государственной власти без участия гражданского общества. Судебная власть превратилась в систему: «государство в государстве», становясь всё более и более бесконтрольной системой. Высшая квалификационная коллегия судей (ВККС), региональные ККС и все другие структуры коллегиального контроля являются производными от первых лиц в этой системе. Одна треть представителей гражданского общества в этих структурах формируется по тем же принципам, зависящим от первых лиц этой системы. Участие в выборах, требования действительных гарантий общественного наблюдения за ходом голосования и подсчетов голосов, независимых избирательных комиссий является условием легитимности избираемой власти. Укореняющееся недоверие крайне негативно сказывается на всей общественной жизни: люди перестают верить в честные выборы, справедливый суд и законную власть. Поэтому крайне важным представляется создание действенного механизма общественного контроля за ходом голосования, в целях обеспечения его открытости, честности, прозрачности и соответствия действующему российскому законодательству. В России всегда главенствовала система власти. Это породило пассивность гражданского общества. Участие граждан в государственно-общественных делах больше является профанацией, чем реальным участием. Граждан, участвующих в общественной жизни, к началу третьего тысячелетия, насчитывалось менее 10 процентов от всего населения страны. Участие сводилось к участию в профсоюзном движении, садоводческом и некоторых других направлениях, которые не приносили удовлетворенности. Пассивность народа пытались прервать отдельные государственные и общественные деятели. Гражданское общество эпизодически напоминало о своих правах, слабо подкрепленных законами. За все постперестроечное время гражданское общество так и не структурировалось и не систематизировалось. Единственным катализаторам активизации деятельности институтов гражданского общества были зарубежные гранты с огромными финансовыми иностранными вливаниями с соответствующим целями. Фактически институты гражданского общества формировались зарубежными организациями, зачастую с государство-разрушающими целями. Укрепляющую государство инициативу, по активизации гражданского общества, проявил избранный в 2000 году Президент Российской Федерации В.В. Путин. Избранный народом Президент инициировал массу мер по активизации гражданского общества, в том числе, Первый и последующие гражданские форумы России. На их базе организованы гражданские форумы федеральных округов и субъектов Федерации. В 2005 году Президентом В.Путиным инициирован закон «Об Общественной палате РФ». С 2006 года появились федеральные гранты для социально-ориентированных некоммерческих организаций (СОНКО), в дальнейшем региональные и муниципальные гранты. С 2010 года по настоящее время Президентом России настойчиво проявляется дальнейшая инициатива государственной поддержки социально-ориентированных НКО. В 2013 году Президент России приветствует инициативу Общественной палаты РФ - разработанного ей законопроекта РФ «Об основах общественного контроля». В первом полугодии 2014 года, со слов представителей Администрации Президента, запланировано принятие данного закона. Таким образом, сегодня со стороны государства идет процесс поддержки активизации институтов гражданского общества. Насколько активно и как будет реализовать свои права гражданское общество зависит от самих граждан. При этом идут очевидные под разным соусом процессы влияния на гражданское общество. Зарубежные организации, как кость в горле, воспринимают Общественные палаты, постоянно принижают роль реально работающих общественных организаций в России. Хаос и анархия всегда были источниками разрушения силы Российского государства. Как гражданское общество проявит себя, покажет время. Наверное, многие понимают, что пассивность общества путь к деградации. Путь к развитию один – здоровое, высоко организованное развитие институтов гражданского общества. Только при условии качественного развития институтов гражданского общества возможна полноценная реализация статьи 3 Конституции РФ. Для этого уже приняты нормативные акты о выборности глав субъектов Федерации, членов Общественной палаты. В ближайшее время произойдет выборность народом Совета Федерации, произойдет совершенствование механизмов общественного контроля, и, не сомневаюсь, в дальнейшем выборность судей и отдельных представителей правоохранительных органов. В настоящее время развивается деятельность общественных палат, общественных и экспертных советов, привлечение представителей общественности для участия в публичных слушаниях, иные формы контроля со стороны общества. Одним из условий эффективного контроля со стороны граждан являются: высокий уровень политической культуры, как самих граждан, так и публично-властных субъектов; готовность к совместной солидарной работе. Однако, эти условия скорее благоприятный фон для действенного контроля. Контроль может осуществляться только через механизм ответственности и власти, и общества. А пока в Челябинской области 3883 общественных организаций, из них активно и качественно работают менее 800. Есть немало хороших примеров работы общественных организаций. Например, во время выборов создаются оперативные центры связи (call-центры) для приема жалоб от избирателей и консультаций наблюдателей, находящихся на избирательных участках. Для работы в оперативных центрах связи привлекаются: члены, эксперты общественных палат муниципальных образований, профессиональных юристов и преподавательский состав Южно-Уральского государственного университета. Кроме того, создаются мобильные группы экспертов в каждом муниципальном образовании для оперативного реагирования в случае обнаружения существенных нарушений прав избирателей. В Челябинской области хорошим примером развития общественного контроля за органами власти являются дважды проводимые в год публичные слушания по принятию и исполнению областного бюджета. Незначительно, но растет активность граждан в обсуждении основных бюджетных норм. При этом сама власть изменяется к лучшему. Губернатором, Законодательным Собранием Челябинской области для развития инициатив Президента принято более 20 нормативных актов по государственной поддержке социально ориентированных НКО. Развитие гражданского общества во многом зависит от активности самих граждан, в конечном итоге и развитие государства, в том числе, и изменения в основной Закон Российской Федерации и другие законы. Для справки: Для принятия конституционной поправки необходимо, чтобы она была одобрена большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы), и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов РФ. Поскольку наименование и правовая форма акта, содержащего поправку, в тексте Конституции РФ не отражены, возникла необходимость обратиться в Конституционный Суд РФ. В Постановлении Конституционного Суда РФ по делу о толковании статьи 136 Конституции от 31 октября 1995 г. №12-П Суд установил, что поправки к Конституции не могут иметь форму федерального конституционного закона. Во-первых, поскольку федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией, использование формы федерального конституционного закона сделало бы невозможным внесение в главы 3-8 Конституции поправок, не относящихся по своему содержанию к кругу вопросов, которые должны быть регламентированы федеральными конституционными законами. Во-вторых, в отличие от конституционных поправок, федеральный конституционный закон по своей юридической природе принимается во исполнение Конституции РФ, не может изменять ее положений, а также не может стать ее составной частью. В-третьих, положение ст. 136 Конституции о том, что поправки к главам 3-8 Конституции принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, означает только распространение на процедуру принятия конституционных поправок требований ч. 2 ст. 108 Конституции об их одобрении большинством не менее трех четвертей голосов об общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы. Опыт ряда зарубежных стран свидетельствует о том, что гибкость в порядке изменения и дополнения конституции, позволяющая вносить в нее поправки по мере возникновения необходимости в них позволяет сохранить стабильность в регулировании принципиальных основ конституционного строя и дополнить ее динамизмом в отражении новых черт в развитии общества, государственного устройства, задач государства, правах и свободах личности и т.д. Особенно наглядно это видно на примере Основного Закона ФРГ, в который после его принятия в 1949 г. порядка 50 раз вносились дополнения, но от этого он стал только более эффективным и стабильным фундаментом общественных отношений. Вячеслав Скворцов, председатель Общественной палаты Челябинской области