Экологи и промышленники поспорили о челябинском смоге
Общественная палата

Челябинской области

Мы в соц. сетях:
Общественная палата Челябинской области

8(351) 737-16-57

454089, г. Челябинск,
ул. Цвиллинга, 27

7371657_op@mail.ru

Экологи и промышленники поспорили о челябинском смоге

08.12.2017

Экологические проблемы Челябинска в четверг, 7 декабря, в очередной раз обсудили на площадке Общественной палаты региона. Предметом разговора стали меры, которые намерены предпринять крупные предприятия, чтобы снизить нагрузку на воздух, а также природоохранная программа, недавно принятая правительством Челябинской области. При этом местами споры были бурными: промышленники обвиняли экологов в нагнетании ситуации и непрофессиональном подходе к освещению проблемы с выбросами.

Собственно, и само мероприятие началось с небольшого спора. Руководители промпредприятий то ли в шутку, то ли всерьез начали препираться на счет того, с кем рядом на круглом столе будет сидеть эколог Виталий Безруков. Его табличку передавали друг другу с словами: «пусть с тобой сидит».

Руководитель управления Росприроднадзора по Челябинской области Виталий Курятников рассказал о том, что его ведомство пересмотрело подход к контролю за качеством воздуха.

«Мы посчитали, что система взаимодействия между ведомствами, которая ранее считалась правильной, стала неэффективна. С этого года мы переформатировали контрольную деятельность. Мы пересмотрели толкование своих полномочий. Раннее считалось, что наша зона ответственности заканчивается забором предприятия, но мы разработали юридический механизм, который позволяет обоснованно контролировать предприятия на контрольных точках в жилых зонах, — сообщил Виталий Курятников. — Первые полгода шла настройка системы, результат мы ощутили с июня. Мы взяли на себя негласную ответственность за процесс и координацию получения данных от всех органов власти. Наши совместные с прокуратурой проверки подтверждают, что ситуация по формальдегиду во многом нормализовалась. Таких превышений, которые фиксировались в начале года (когда были возбуждены уголовные дела о превышении ПДК в десятки раз. — Прим. ред.), мы не видим».

По словам Виталия Курятникова, ряд предприятий готовы провести у себя экоаудит, чтобы исправить технологические цепочки, которые приводят к нарушениям. 

«Экоаудит начали проводить „Фортум“, цементный завод в Коркино и цинковый завод, — рассказал глава управления Росприроднадзора. — С „Мечелом“ обозначили видение проблем, которые могут возникнуть у его предприятий. Уже инициирован ряд процессов по поиску проблемных точек и решения проблем. Чтобы принимать меры к нарушителям, нам нужно провести проверку, собрать достаточные данные. Проверка надзорного органа — это всегда время и всегда нагрузка для предприятия. Есть другой формат работы — экоаудит. Идеальная система, когда предприятия сами достигают такого уровня контроля, который не дает повода задавать им вопросы. По сути, мы должны не просто приходить и штрафовать, а помогать выявлять проблемы и решать их. Сейчас мы пытаемся донести до бизнеса эту концепцию. У них же есть финансовые риски, поэтому проводится финаудит. Но есть и экологические риски. Почему нет экоаудита? Этим решается сразу два вопроса: предприятие само контролирует свое производство и снимаются вопросы для населения. У нас большинство подконтрольных нам предприятий находится или в стадии подготовки экоаудита, или в стадии принятия решения по нему».

Эксперты сошлись во мнении, что во многом специалисты не знают, что именно происходит в воздухе Челябинска и кто именно его портит. 

По словам Виталия Курятникова, анализ данных лабораторий говорит о том, что примерно 45% выбросов в Челябинске дают крупные промышленные гиганты. 25% — мелкие предприятия, которые должны контролироваться министерством экологии региона. В эту же четверть выбросов включено влияние городской свалки. Еще 30% — это автотранспорт. Плюс периодически влияние на город оказывает Коркинский разрез.

Виталий Курятников (слева) считает, что предприятия должны проводить экоаудитпресс-служба ОП Челябинской области

Начальник отдела надзора по коммунальной гигиене управления Роспотребнадзора по Челябинской области Галина Романова сообщила, что ее ведомство получило в этом году 1116 жалоб на качество воздуха. Она связывает проблемы города с уплотнительной застройкой, большим количеством транспорта и модой на газовые котельные и печное отопление у коммерсантов.

«Есть очень много малых предприятий, которые еще нужно найти, — говорит Наталья Романова. — К примеру, на улице Елькина была единая база, которая в какой-то момент разделилась на массу мелких компаний. Каждая отапливает свой склад сама, кто-то топит древесными отходами, жители рядом жалуются. Но судя по данным наших замеров, в городе превалируют выбросы автотранспорта. У нас не должно быть такого количества заправок, торговые сети должны перегружать товар в мелкие автомобили. Часто видим, что  фуры „Магнита“ стоят у обочины, перегораживают проезд, вокруг собираются пробки. Несколько лет назад была такая практика, когда наши специалисты выезжали в автобусные депо и проверяли выхлопы автобусов. Сейчас у нас эти полномочия отобрали, да и оборудования такого нет. В 2016 году в период НМУ власти поднимались на вертолете над городом. Проспект Ленина был весь в дымке. Это вопрос к уборке улиц».

Согласен с тем, что значительная доля смога над Челябинском приходится на небольшие предприятия, эксперт Общественной палаты, руководитель экологического фонда «Моя планета» Виталий Безруков.

«Персонально обвинять в ситуации никого нельзя, но снижать выбросы надо всем вместе, комплексно, — говорит эколог. — По малым источникам конкретная работа началась только 2–3 года назад. Мы видели автомастерские, где жгут мазут для отопления помещений. Есть предприятия, которые даже не знают, что должны стоять на учете и оформлять какие-то документы. Во многом для этого мы запустили проект #здесьтруба, чтобы любой человек сфотографировал, разместил в соцсетях, поставил хэш-тэг, а дальше мы уже отследили, собрали необходимую информацию и передали в надзорные органы. Так мы нашли под Копейском предприятие, которое 9 лет работало без оформления документов, при этом использовало аммиак и серную кислоту».

По словам Виталия Безрукова, за последние годы отношение людей к экологии сильно изменилось. Если раньше в экоприемную часто жаловались сотрудники предприятий, которые понимали, о чем говорят и что происходит, то сейчас звонки — это, скорее, выражение эмоций. 

«Не хватает объективной информации, — говорит активист Дмитрий Закарлюкин. — Люди начинают придумывать то, чего нет. Мы все здесь живем, и у нас тут дети, а мы, правда, не знаем, что происходит. Нам нужен авторитетный и консолидированный информационный источник. Мы уже почти подошли к созданию проекта интерактивной системы датчиков, которая покрывала бы город, как матрица, и на карте в режиме реального времени было бы видно, что и откуда идет. Сейчас мы работаем с прототипом такого датчика, но скоро представим готовый проект».

Слова экологов об информационном фоне Челябинска вызвали бурную реакцию у представителей промышленности, которые высказали претензии общественникам за излишние эмоции. 

В частности, недовольство вызвал пост Виталия Безрукова, который в один из последних периодов НМУ снимал работающие трубы «Мечел-кокса».

«Мы все знаем, какая у нас была ситуация с Курятниковым, — заявил управляющий директор ПАО „Челябинский металлургический комбинат“ Анатолий Щетинин. — Жестко, красиво, конкретно. Готовы отвечать. Под суд, значит, под суд, как договорились. (По фактам превышения по фенолу и нафталину в зоне влияния „Мечел-кокса“ возбуждены два уголовных дела, у предприятия отозвано разрешение на выбросы, Металлургический районный суд рассматривал иск Росприроднадзора о приостановке деятельности ЧМК из-за превышения содержания ртути в сточных водах. — Прим. ред). А Безруков фотографирует трубы и пишет в Facebook, что сейчас что-то накроет город. Я доктор технических наук и не могу, стоя на мосту, определить, что именно идет из труб. Из-за этих информационных атак по решению собственников в октябре предприятие снизило показатели по агломерату на 90 тысяч тонн, по чугуну — на 30 тысяч. Вы себе даже не представляете, какая эта сумма в налогах. И собственники пошли на это. Не надо писать все, что придет в голову, придите к нам, я вам все покажу, что у нас происходит». 

На это Виталий Безруков парировал, что падение производства — не аргумент.

«Это ваша обязанность снижать выбросы, — сказал эколог. — Во всем мире, даже в Китае, отказались от коксового производства, так как его нельзя довести до абсолютной экологичности. Почему у нас до сих пор оно есть?» 

«Докладываю вам. Китай — крупнейший производитель кокса, — ответил Анатолий Щетинин. — Мы многое делаем в этом направлении, на аглофабрике полностью убрали коксовую мелочь, это очень серьезно. То, что вы говорите, никогда не исчезнет — всегда будут конвекторы и домны. Но мы сегодня закрыли две стотонные печи, можете приехать и посмотреть, на них пломбы. Мы не сволочи, мы просто работаем. По мероприятиям: планируется выделение 3 млрд рублей и замена двух агрегатов — доменной печи и газоочистки».

Заступился за промышленные предприятия эксперт по логистике и транспорту Яков Гуревич, который считает, что заводы дают только 20% загрязнения.

«Суммарные выбросы всех источников в Челябинске можно оценить в 500 тысяч тонн в год. Но предприятия имеют трубы, ветер сдувает часть загрязнения. Кроме того, предприятия могут показать положительную динамику по годам, и пытаться насиловать заводы неправильно, — сказал Яков Гуревич. — Власти должны начать с себя. Местные власти администрируют 70% загрязнений. Та же свалка попала в отчеты только два года назад. Широко пиарили тему, что индекс загрязнения воздуха в Челябинске достиг 7 единиц. Да просто правительство изменило ПДК по формальдегиду в три раза, вот и индекс упал. Мой грубый подсчет дает 17 единиц, а раньше было 12. Я как-то подмел квадратный метр дороги, собрал 6 кг пыли. Все это разносится по городу. Посмотрите наш бюджет! 150 миллионов выделили на поддержку авиакомпании „Ямал“. За эти деньги можно потушить все пожары в Коркино на год или купить датчики, которых не хватает Гидромету. Вот есть цинковый завод, который работает на лучших технологиях. Они выбрасывают 3000 тонн в год. Чтобы снизить выбросы еще на 500 тонн, им надо вложить миллиард. Предложите цинковому дать 100 миллионов, чтобы убрать город, это и есть частно-государственное партнерство. И результат будет».

Местами спор бы таким бурным, что Олегу Дубровину (слева) приходилось утихомиривать участниковпресс-служба ОП Челябинской области

Отдельно на круглом столе досталось представителям Гидрометцентра. Как оказалось, экологи и правительство области вынуждены покупать у ведомства информацию о загрязнении воздуха. При этом у Гидромета работает только 8 постов в Челябинске при ГОСТе для города-миллионника в 10–20 постов. А скорость обработки данных не выдерживает критики. О том, что происходит с воздухом в данным момент, специалисты Гидрометцентра будут знать только на следующий день в 15 часов. Председатель Общественной палаты Олег Дубровин пообещал направить запрос в федеральный Гидромет с просьбой купить дополнительные посты для Челябинска: так как ведомство федеральное, местный бюджет сделать этого не может.

Критике эксперты подвергли и областную экологическую программу, на которую до 2025 года выделен миллиард рублей. После массы вопросов о том, что же все-таки будет делаться для улучшения воздуха, замминистра экологии Челябинской области Алексей Новоселов ответил, что программа направлена на улучшение эффективности контроля за источниками, поэтому в ней запланированы средства на дополнительные передвижные лаборатории и т. п.

«Государство реализует подход „кто загрязняет, тот и платит“. В программе нет мероприятий, направленных на снижение выбросов, туда включены мероприятия для улучшения контроля. Государство устанавливает нормы, а предприятия вкладывают в технологии, чтобы снижать выбросы. Мы же только контролируем», — отметил Новоселов.