Общественная палата

Челябинской области

Мы в соц. сетях:
Общественная палата Челябинской области

8(351) 264-74-71

454089; г. Челябинск;
ул. Цвиллинга, 27

7371657_op@mail.ru

Челябинский смог: кто виноват и что делать?

13.10.2017

Эксперт Комиссии Общественной палаты Челябинской области по экологической безопасности и охране окружающей среды Виталий Безруков — о самой наболевшей проблеме города.

Немного о ситуации с загрязнением воздуха в последние дни.

Режим неблагоприятных метеорологических условий объявили с 19.00 в понедельник, 9 октября, и продлили до вечера четверга, 12 октября. Целую неделю жители обрывали звонки областной экологической приемной с жалобами на стойкий химический запах, запах гари и на плохое самочувствие.

Начну с главного. С правил и рекомендаций по действиям во время НМУ.

В объявленный период, в зависимости от установленного уровня опасности (1, 2 или 3 степени), все предприятия должны снижать свои темпы производства. По сути, должны быть прекращены все хозяйственные работы, оказывающие влияние на атмосферу. Также автомобилистам (всем!) рекомендовано в это время отказаться от использования личного автотранспорта и пересесть на общественный. А администрации муниципалитета рекомендовано выводить на улицы спецтехнику для полива дорог, зелени, а также ограничивать движение транспорта по определённым улицам, все строительные и ремонтные работы должны быть прекращены.

Все это необходимо для того, чтобы влияние на окружающую среду и на здоровье человека было минимальным. Но выполняются ли все эти мероприятия? 

Несмотря на кажущуюся очевидность ответа, все же начну по порядку, на примере этой недели.

1. Вечер понедельника, 9 октября
Все предприятия, получив уведомления о режиме НМУ, обязаны снизить производительность.
Снижают, конечно. Но не сразу. Нужно понимать, что зачастую производство — это непрерывный технологический процесс, и остановить линию или печь в одну секунду невозможно. Поэтому если загрузку снижают, то постепенно. Или вообще не снижают.

Причём крупные предприятия идут на снижение загрузки только из-за того, что их действия контролирующие органы проверят почти со 100-процентной вероятностью. Малые и средние предприятия в 70 процентах случаев как работали и дымили, так и продолжат это делать.

В итоге мы получаем ночью выбросы с выраженным химическим запахом, и весь остальной «букет». 

Все вышеописанное много раз находило подтверждение на практике, во время проведения экологических рейдов в темное время суток. Кстати, наличие того или иного запаха в воздухе никак по нынешним правилам и законам не нормируется. Поэтому загнать этот показатель в рамки ПДК невозможно. Все зависит от тех химических компонентов, которые определяются в воздухе. Так что бывает, что запах можно ощутить, но превышений не будет, и наоборот.

Все предприятия города можно разделить на две категории:

— крупные, контроль за которыми относится к полномочиям федеральных ведомств и их региональных управлений.

Выбросы от них в основном идут в верхние слои атмосферы и рассеиваются на расстоянии до 40 км. В основном, это тот серый горизонт, который мы с вами наблюдаем над городом воочию. Рано или поздно эти компоненты достигнут земли. 

К примеру, группа компаний «Мечел» может повлиять на ситуацию одновременно во всех районах города и некоторых пригородах, в зависимости от направления ветра.

Поэтому с северным ветром город накрывают наши любимые металлурги, а с южным — пожары на Коркинском разрезе и другие предприятия, находящиеся южнее Челябинска.

Кроме того, к крупным предприятиям также относятся все ТЭЦ, и их влияние довольно существенное. В частности, той же ТЭЦ-2, работающей на коркинском угле, который содержит в себе большое количество серы и даже радиоизотопов.

— малые и средние предприятия

Они в основном оказывают влияние на приземные слои атмосферы, это как раз там, где мы дышим. 
Такие предприятия располагаются в промышленных узлах города, на территориях, взятых в аренду у тех же промышленных гигантов как Мечел, ЧЭМК, Цинковый завод и другие, либо рядом с ними.

Влияние источников загрязнения в каждом случае локально. Радиус распространения может достигать до 3 километров. Но в совокупности они очень хорошо ощутимы. Например, деятельность предприятия «Челябвтормет»: их литейный цех может своими выбросами спокойно за короткий временной период «достать» улицы Куйбышева, Чайковского, Комсомольский проспект и т.д. 

Количество таких «малых» источников в городе достоверно никому неизвестно, по разным источникам их число оценивается от двух до пяти тысяч (!). Что они производят, также до конца неизвестно. И тем более непонятно, все ли они соблюдают ли режим НМУ.

Да, по валовым объемам выбросов «малые» предприятия не сравнятся с индустриальными гигантами. Но они на практике намного опаснее и вреднее, поскольку, как правило, работают «на птичьих правах», и в основном без фильтров и другого дорогостоящего очистного оборудования.

Мало кто знает, что, к примеру, в таких небольших цехах порой плавят никель, медь, алюминий, вплоть до 20-40 тонн продукции в сутки. А иногда там плавят и то, что вообще запрещено в городской черте.

А ещё есть предприятия, сжигающие отходы, обжигающие провода, перерабатывающие покрышки, производящие и утилизирующие химическую продукцию, строительные материалы и т.д. В Челябинске представлен весь спектр промышленной и перерабатывающей деятельности. И таких предприятий сотни! Все это безусловно вносит существенный вклад в загрязнение воздуха.

Важный момент — все эти «малые» предприятия формально подконтрольны региональному надзору и проверять их должно Министерство экологии региона.

Кроме предприятий, стоит отдельно отметить и объекты накопленного экологического ущерба, оказывающие круглосуточное влияние на почву, воду и атмосферу. Речь прежде всего об отвалах наших металлургических гигантов и городской свалке, где присутствует практически вся таблица Менделеева. Только свалка выделяет около 60 тысяч тонн вредных веществ в атмосферу в год. По объёму это как четыре (!) ЧЭМК, пять (!) Цинковых заводов, или «Мечел» (без «Мечел-кокса»).

2. Утро вторника, 10 октября
Теперь, когда продукты деятельности промышленных предприятий, ТЭЦ и других стационарных источников загрязнения накопились в приземных слоях атмосферы и достигли максимальной концентрации (обычно это случается к раннему утру, с 4 до 7 часов), к ним присоединяются ещё одни вредители, которые, наплевав на режим НМУ, заводят свои автомобили. Которых в городе более 400 тысяч. Они выезжают на дороги и сразу добавляют свою «долю» — еще 35-37 процентов от общего уровня загрязнения. 

Автомобили движутся по дорогам, стоят в пробках, паркуются на улицах (которые, естественно, дорожники не помыли), поднимая всю пыль... И это — вторичное загрязнение атмосферы, которое остаётся на уровне нашего дыхания. Причём эта пыль состоит уже не только из выбросов предприятий, но и из вредных частиц автомобилей.

При этом можно сколько угодно рассуждать об уровне экологичности своего автомобиля. Но никто не задается вопросом о качестве бензина, которое заливается в бензобаки. Уверяю вас, как правило, оно оставляет желать лучшего. А подгоняется топливо до уровня наших или евростандартов разными добавками, в том числе и с тяжёлыми металлами. И всё это при сгорании топлива вылетает в воздух...

3. Вечер вторника, 10 октября
Если утром предприятия (в основном крупные) снизили своё воздействие на 15-20 процентов в соответствии с режимом НМУ, то мелкие и средние предприятия если и сделали это, то незначительно. Свое добавил автотранспорт, который выбрасывает в атмосферу примерно около 500 тонн всякой гадости за сутки. Все это осталось в воздухе, и если и рассеялось, то в небольших количествах. Ночью ситуация формируется несущественно сниженными выбросами от промышленных предприятий, а в среду утром свою долю снова добавили автомобили...

4. День среды, 11 октября
Спасает нас, как обычно, ветер. Уже на протяжении 70 лет сложилось так, что самая благоприятная погода для города — либо ветренная, либо с осадками. Только это помогает избежать влияния выбросов.

В среду ветер был слабый, с южным направлением. Он выгнал львиную долю выбросов, накопившихся за эти дни, на север. Но — принёс с собой запах гари с Коркинского разреза и фекальный запах от Челябинской птицефабрики. Помет, который выгружают птицефабрики на поля, выделяет большое количество аммиака и являются отходом 3 класса опасности. И также оказывает сильное влияние на загрязнение воздуха. Но запах фекалий мы можем ощущать не только с южным ветром, но и при северном. При нем ощущается «влияние» промплощадок «Здоровой фермы» и «Рависа», а также доносятся зловония очистных сооружений.

5. Ночь со среды на четверг, 11 октября
Ветер проходит, заново устанавливается штиль. Властями объявляется НМУ уже 2-й степени опасности. Предприятия должны снизить воздействие уже не на 20, а на 40 процентов. Но, конечно, не успевают это сделать. А утром снова выйдут на улицы автомобили, и снова надежда только на ветер...

Итого:
Вот такая ситуация сложилась в эти дни в Челябинске. Сложилась не впервые, и, к сожалению, не в последний раз.

Выводы? Главный — нет в ней какого-то одного конкретного виновника. Виноваты — все: и предприятия, крупные и мелкие, и автомобили и автомобилисты, то есть мы с вами. И власти.

Исправить ситуацию можно только комплексно, снижая воздействие на атмосферу абсолютно всех источников: и автомобилей и предприятий. И, разумеется, надзорные ведомства должны контролировать ситуацию и даже опережать ее.

Как? Да не так сложно! Например, Челябинский гидрометцентр, на который возложена функция извещать предприятия о наступлении НМУ, должен делать это ЗАРАНЕЕ, а не когда штиль уже установился. Кроме того, он же должен оперативно передавать данные со своих постов, а не продавать (!) их.

Роспотребнадзору при установлении режима НМУ необходимо выехать и провести замеры на границе жилой зоны. И при превышениях оперативно передавать данные в Управление Росприроднадзора и Министерству экологии.

Соответственно, Управление Росприроднадзора должно незамедлительно проверить объекты, находящиеся под их надзором. А Министерство экологии области, как ему и положено — региональные объекты. Ничего при этом не перепутав и не мешая друг другу.

И главное — совместно с Прокуратурой и другими правоохранительными органами специалистам надзорных органов должен быть обеспечен беспрепятственный и незамедлительный доступ на предприятия. Затем уже Ростехнадзор, при обнаружении нарушений, должен, как ему и положено в таких случаях, приостанавливать деятельность эксплуатации установок.

Если говорить о властях города, то им всего лишь нужно следовать и без того имеющимся правилам и рекомендациям: обеспечивать качественную уборку улиц, подключать к обслуживанию горожан обширную сеть муниципального транспорта, постоянно проводить озеленение города, высадку защитных зелёных поясов от дорог и предприятий. А еще (и вот это уже стратегическое) — вести градостроительную политику и выдавать разрешения на строительство только под проекты, учитывающие, помимо прочего, и направление ветров в городе. На самом деле — ничего сверхъестественного. Всего лишь скрупулезное и своевременное выполнение на совесть своих служебных обязанностей.

Что же до законодателей, то депутаты Законодательного собрания, Государственной Думы должны вносить изменения в законы, ужесточая штрафы за нарушения природоохранного законодательства, и в то же время — стимулировать предприятия к установке газоочистного оборудования и датчиков загрязнения воздуха.

Ну и, наконец, мы с вами, жители, должны отказаться от: сжигания листвы и отходов у себя на участках; от личного автомобиля в режим НМУ; да хотя бы не ставить машины на газонах и доносить мусор до урны.

Когда вся эта система будет налажена и отработана, может, и не нужны будут общественники-экологи типа меня, и не понадобится экологическая приемная с инспекторами. Не будет возникать и разного рода протестных выступлений и сообществ. Просто люди станут довольны существующей экологической ситуацией и на ней не получится политически спекулировать.