Общественная палата

Челябинской области

Мы в соц. сетях:
Общественная палата Челябинской области

8(351) 737-16-57

454089; г. Челябинск;
ул. Цвиллинга, 27

7371657_op@mail.ru

Чего ждать и чего опасаться вкладчикам

16.12.2013

Ситуацию, сложившуюся в банковском секторе, а так же предложения правительства, существенно затрагивающие интересы рядовых вкладчиков, комментирует председатель комиссии по общественному контролю за соблюдением прав вкладчиков и инвесторов Общественной палаты Челябинской области Сергей Колобов.

События последних недель, связанные с отзывом лицензий у целого ряда банков, среди которых оказался и челябинскийбанк «УРАЛЛИГА», вызвали серьёзную обеспокоенность среди вкладчиков.Такая реакция была вполне объяснима ведь среди тех, кому «не повезло»оказались вполне себе крупные банки– такие как «ПУШКИНО» и «Мастер-Банк».Обеспокоенность вкладчиков ещё больше подогрело заявление главы Банка России Эльвиры Набиуллиной о том, что регулятор располагает перечнем «плохих» банков и намерен и дальше отзывать лицензии. Вопрос – кто будет следующим, повис в воздухе. Этим тут же воспользовались недобросовестные конкуренты, распространившие провокационные слухи о нестабильном положении крупнейших банков региона, с целью посеять панику среди их клиентов. (Результатом подобныхдействий в 2008 году в соседней Свердловской области стало исчезновение с рынка одного из крупных региональных банков и смена собственников в двух других.) Ситуация была настолько серьёзной, что руководство Главного управления Банка России по Челябинской области было вынуждено опубликовать обращение к клиентам банков с призывом не поддаваться на провокации. Такой шаг регулятора действительно был необходим. Ведь если начнётся серьёзная паника, то не устоит любой банк. Его крушение будет лишь вопросом времени. И механизм такого крушения достаточно простой: Сегодня, согласно законодательству, банк обязан вернуть вклад любому вкладчику по первому его требованию, независимо от того, на какой срок этот вклад был размещён. В то же время досрочно вернуть выданный кредит банк не в состоянии. Во-первых, де-юре,у него нет на это права, за исключением случаев, когда условия кредитного договора грубо нарушены заёмщиком. Во-вторых, в подавляющем большинстве случаев, это невозможно реализовать практически, т.к. полученные кредитные средства заёмщик вложил в закупку товаров, сырья, оборудования, в строительство и т.п., а значит вернуть их банку до момента завершения проекта или сделки, для которых запрашивался кредит, он просто физически не в состоянии. Складывается ситуация когда практически все пассивы банка являются, по сути, ресурсами «до востребования», в то время как большая часть активов являются срочными. Именно такое фундаментальное несоответствие фактических сроков активов и пассивов закладывает под каждый банк «мину замедленного действия», которая может сработать при проявлении вкладчиками панических настроений. В такой ситуации массовое изъятие клиентами своих средств неизбежно приводит банк к проблемам с ликвидностью, и, как следствие, к неспособности проводить платежи и исполнять свои обязательства перед самими вкладчиками. А если учесть, что глядя на вкладчиков, свои средства начинают «от греха подальше» уводить и юридические лица, то проблемы у такого банка нарастают лавинообразно. В этих условиях, в зависимости от размера, кто-то продержится два месяца, а кому-то для утраты ликвидности хватит и двух недель. Таким образом, паника смертельно опасна для любых, даже самых крупных и устойчивых банков и крайне не выгодна их клиентам – юридическим лицам и вкладчикам, размесившим на счетах более 700 тыс. рублей. К сожалению, заявление Эльвиры Набиуллиной о том, что регулятор не составлял никаких «чёрных списков», и последовавшие сразу же за ним решения об отзыв лицензий у Нафтабанка, Волжского социального банка, и о санации банка «Солидарность», не добавили клиентам оптимизма. Ситуация на банковском рынке сегодня весьма далека от спокойной, и это объясняется не только ужесточением требований со стороны Центробанка. Действительно, с 2013 года вступили в действие ряд изменений к нормативным документам ЦБ РФ, регулирующим кредитную деятельность, и в частности, формирование резервов на возможные потери по ссудам. Однако я не стал бы однозначно связывать этот факт с той ситуацией, которая сложилась сегодня в банковском секторе. Ухудшение общей ситуации в экономике страны и проблемы, возникшие в связи с этим у предприятий — заёмщиков, не могли не сказаться на деятельности банков. Рост просроченной задолженности неизбежно ведёт к увеличению объёма формируемых банкамирезервов, а этооказывает серьёзное давление на достаточность их капитала. Об этом красноречиво свидетельствует беспрецедентное количество отозванных в последние месяцы банковских лицензий. При этом практически во всех случаях, отзыву лицензии предшествовали предписания о доформировании резервов на возможные потери по ссудам (РВПС) в значительных объёмах. В этих условиях клиентам банка крайне важно не поддаваться паническим настроениям и сохранять рациональное поведение. Абсолютно никаких поводов для беспокойства нет у вкладчиков, чьи вклады не превышают семисот тысяч рублей. Эти вклады застрахованы в полном объёме, и не будут потеряны ни при каких обстоятельствах. Создание в стране системы обязательного страхования вкладов – это большое достижение нашей банковской системы, в значительной мере обеспечивающее её стабильность. За время существования ССВ вкладчики не раз имели возможность убедиться в её чётком функционировании. ССВ практически полностью снимает риски мелких вкладчиков, обеспечивая им выплату застрахованных вкладов через 14 дней после наступления страхового случая. Но что же происходит с клиентами банков, чьи вклады превышают 700 тыс. рублей? Как и все другие вкладчики, застрахованную часть вклада в размере 700 тыс. рублей они получат по истечению 14 дней с момента отзыва лицензии у банка. Оставшаяся часть вклада подлежит выплате из стоимости имущества и иных активов банка, включённых в конкурсную массу, в рамках процедуры банкротства. Сегодня такие вкладчики являются кредиторами первой очереди в банках-банкротах наряду с агентством по страхованию вкладов и юридически имеют равные права с ним. Однако АСВ является кредитором в объёме всей суммы выплаченного вкладчикам страхового возмещения. В такой ситуации его требования практически всегда значительно превосходят требования всех остальных вкладчиков вместе взятых. В то же время денег в конкурсной массе на всех, как правило, не хватает, и средства в рамках первой очереди выплачиваются пропорционально объему требований. В такой ситуации АСВ, имеющее больший объём требований, фактически получает определённое преимущество перед другими вкладчиками. Такое положение дел представляется недостаточно справедливым, и хорошая новость для вкладчиков заключается в том, что это поняли и в АСВ и в Центробанке. Неделю назад стало известно, что Банк России ЦБ решил пойти навстречу обеспокоенным ситуацией вкладчикам и внести изменения в систему возврата средств из обанкротившихся банков. Суть предполагаемых нововведений состоит в изменении статуса АСВ как кредитора в ходе банкротства банков. Это бесспорно должно расширить возможности вкладчиков по возврату своих денег из банков, лишенных лицензий, сверх положенного от государства страхового возмещения в 700 тыс. руб. Физическим лицам планируется предоставить преимущество перед АСВ в рамках первой очереди. Предполагается что требования АСВ (в рамках произведенных страховых выплат) будут удовлетворяться только после полного удовлетворения требований кредиторов первой очереди. Теперь рядовые вкладчики, в случае банкротства банка, окажутся первыми в очереди за деньгами, и получат деньгираньше АСВ. По имеющейся информации эту идею поддерживают Минфин и АСВ. В настоящее время проект поправок находится на уровне межведомственного обсуждения, и если он будет принят, то многие, пострадавшие при банкротстве банков, крупные вкладчики получат надежду на возврат хотя бы части потерянных средств. А вот вторую новость последней недели хорошей назвать никак нельзя. Разговоры о необходимости повышения суммы страховки по вкладам населения с 700 тыс.до 1 млн. руб. идут уже с 2008 года. С этой инициативой выступили Центробанк и Минфин при поддержке АСВ. Более того, законопроект, предусматривающий увеличение застрахованной суммы, не смотря на сопротивление крупных банков с гос. участием, был внесён в Думу и даже принят в первом чтении. Окончательное принятие закона ожидалось весной 2014 года, хотя ряд экспертов и настаивал на том, что принимать его нужно осенью 2013 года, что бы несколько успокоить напрягшихся вкладчиков. Ведь очевидно, что такая мера может быть эффективной лишь как превентивная. Когда же напуганные массовым отзывом лицензий вкладчики начнут выносить деньги из банков, её эффективность будет минимальной. Однако в правительстве распорядились иначе, и после совещания премьер-министра с рядом банкиров, состоявшегося в конце ноября, было принято решение отложить повышение страховых выплат до 1 млн. руб. на 2017-2018 гг. Основными лоббистами этого решения, как сообщала пресса, выступили руководители первой десятки банков, которые «пришлина совещание к премьеру почти в полном составе: Андрей Костин и Михаил Задорнов из ВТБ и его розничной «дочки», Андрей Акимов из Газпромбанка, Андрей Соколов из Альфа-банка, Олег Вьюгин из «МДМ банка», Михаил Алексеев из «Юникредита», Максим Полетаев из Сбербанка и др.». Такая солидарная активность банков первой десятки в блокировании увеличения страховой суммы вполне понятна. Ведь ещё с 1998 года, всякий раз, когда банковский сектор переживал период нестабильности, наблюдался значительный переток средств населения в крупные федеральные банки и банки с гос. участием. В случае же повышения страховой суммы банки первой десятки всерьёз, и не без основания, опасаются оттока части вкладчиков в более мелкие банки, не имеющие доступа к средствам бюджета и госкомпаний, привлекающие свои ресурсы на открытом конкурентном рынке, а поэтому предлагающие вкладчикам более высокие процентные ставки. Сами же они мотивируют свою позицию поддержкой намерений ЦБ по «расчистке» банковского сектора. По их мнению «Слабые банки должны уйти с рынка». В связи с этим Агентству по страхованию вкладов предстоят большие выплаты, ну а потом, когда эти выплаты будут произведены, можно будет и повысить страховку. В этой связи не могу умолчать о позиции высказанной представителем министра экономразвития Алексея Улюкаева,Натальей Бурыкиной. Суть предложения министра в том, что «после увеличения страхового покрытия с 700 000 до 1 млн руб. ввести франшизу, при которой 90% будет покрываться, (за счёт средств АСВ) а 10% возьмет на себя застрахованное лицо», которое выбирая банк должно самостоятельно оценивать риск размещения в нём своих средств. Такая постановка вопроса представляется мне в высшей степени некорректной. Ведь рядовой вкладчик не обладает специальными знаниями, необходимыми для того чтобы оценить устойчивость кредитной организации. А те единицы, которые такими знаниями обладают, не имеют доступа к необходимой для подобной оценки информации. В тоже время регулятор, получающий отчётность кредитных организаций на ежедневной основе, и осуществляющий периодические комплексные и тематические проверки и имеющий полномочия для получения любой информации, способен и обязан делать это на профессиональном уровне. Собственно в этом-то и состоят регулирующие и надзорные функции Центробанка. Для рядового же вкладчика, при принятии решения о размещении своих средств, должно существовать два критерия устойчивости банка- наличие лицензии Банка России на право работы со средствами населения, и наличие свидетельства о включении в систему страхования вкладов. А за соответствием банка требованиям этих двух документов должны следить АСВ и регулятор. Как бы то ни было, а принятие решения о переносе срока увеличения суммы застрахованного вклада является вполне отчётливым сигналом, свидетельствующем о том, что регулятор и дальше намерен отзывать лицензии у банков (и таких банков будет явно не один и не два), и в преддверии этого не желает увеличивать суммы потенциальных выплат вкладчикам из фонда страхования вкладов. Председатель комиссии по общественному контролю за соблюдением прав вкладчиков и инвесторов Общественной палаты Челябинской области Сергей Колобов