Банкротство предприятий: казнить нельзя помиловать
Общественная палата

Челябинской области

Мы в соц. сетях:
Общественная палата Челябинской области

8(351) 737-16-57

454089, г. Челябинск,
ул. Цвиллинга, 27

7371657_op@mail.ru

Банкротство предприятий: казнить нельзя помиловать

16.10.2019

На двух челябинских площадках сразу – в Общественной палате Челябинской области и в Южно-Уральской торгово-промышленной палате подняли тему банкротства промышленных предприятий.

Острота проблемы вызвана тем, что целый ряд компаний, важных для области и для страны в целом, находится сегодня на разных стадиях банкротства. Эксперты уверяют – если ситуация не изменится, очень скоро страна потеряет целые отрасли.

Юристы и предприниматели связывают проблему с неработающими реабилитационными процедурами и с отсутствием поддержки бизнеса в предбанкротный период.

Согласно статистике, за один только квартал в Челябинской области в процедуру банкротства попало более 50 предприятий. На текущий момент в банкротстве находится существующий с 41 года прошлого века «Златоустовкий часовой завод», «Челябинский завод железобетонных изделий №1», многообещающий проект «Утиные фермы». При этом, как утверждают эксперты, практически каждая такая процедура заканчивается «убийством» компании.

─ На наших руках в 2016 году «умер» Ашинский химический завод, - рассказывает управляющий консалтинговой компании «Лигал Эксперт» Ольга Попова. – Если мы посмотрим статистику по банкротствам в России, порядка 95% - это конкурсное производство: увольнение персонала, закрытие предприятия и распродажа активов компании. И это касается всех предприятий, в том числе промышленных. А наш край – это промышленность. И логично, если именно отсюда будет исходить инициатива, которая позволит сберечь российское производство.

Объективная реальность

─ На сегодняшний день, мы – единственные в России – являемся заводом полного цикла, - поясняет генеральный директор акционерного общества «Златоустовский часовой завод» Виктор Фиронов. – Наша основная продукция – механические секундомеры, переключатели мощности для электроплит. В 2016-м году получили и успешно реализовали гособоронзаказ. Наметили планы развития, модернизации производства и освоения новой продукции.

В 2017-м году китайские конкуренты, - по словам Виктора Фиронова, - предложив заниженные цены, оттянули на себя клиентов часового завода. Не получив ряда заказов, предприятие упало в банкротство. В настоящее время ситуация застабилизировалась, деятельность ведется, предприятие постепенно рассчитывается с кредиторами. Но для полного выхода из кризиса нужно время.

Неоднозначна ситуация и у «Челябинского завода железобетонных изделий №1», руководитель которого стремится сохранить уникальное производство.

─ Мы существуем с 58-го года. Коллектив большой – порядка 1,5 тыс. человек, - рассказывает руководитель общества «Челябинский завод железобетонных изделий №1» Александр Зейферт. –Технологический комплекс, который мы собрали на предприятии, уникален для России. Только мы в нашей стране можем производить промышленные здания любого Европейского типа с нуля и до сдачи в эксплуатацию, мостовые конструкции любого типа, конструкции высокоскоростных магистралей. В 2016 году концерн «Росатом» включил нас в консорциум «Lego».

Проблемы у завода начались в 2015 году с поднятия ставок по кредитам.

─ В 2016-м году просел рынок строительства жилья, - продолжает Александр Зейферт. – На нашу просьбу о предоставлении отсрочки, налоговая ответила отказом. Не успели пройти все согласования с заказчиками, попали в банкротство и не смогли участвовать в госконтрактах.

Казнить нельзя помиловать?

С вопроса о том, где ставить запятую в заголовке «Казнить нельзя помиловать» началось между участниками круглого стола обсуждение текущей ситуации и существующего закона о банкротстве. Повсеместную тенденцию «давайте убьем должников, они плохие» необходимо исправлять, и делать это как можно скорее, иначе лишимся всех производств, - замечают эксперты.

─ Я вошла в рабочую группу Совета Федерации по банкротству и мне бы, конечно, хотелось поменять существующий закон о банкротстве, - поясняет первый заместиель Министра экономического развития Челябинской области Наталья Лугачева. – Я вижу, что он у нас не обеспечивает баланса интересов участников, как это работает в других странах. У нас защищенные только кредиторы, да и то лишь те, у кого требования обеспечены залогом.

Залогом, как правило, защищены банки, - отмечает адвокат Евгений Чуркин, - Но банкам не интересны реабилитационные процедуры, которые необходимы должнику. Им проще продать имущество, вернуть свои деньги, чем поддерживать план реструктуризации и годами ждать выплат.

Мнение адвоката поддержала предприниматель, компания которой с 2015 года находится в процедуре банкротства. При этом сумма требований всего реестра требований кредиторов в несколько раз меньше стоимости заложенного имущества.

─ У меня сеть магазинов, - делится историей представитель общества «МАКС» Марина Макарова. – В 2013 году взяли кредит для расширения бизнеса. В 2015-м году в связи со сложной экономической ситуацией обратились в Сбербанк с просьбой реструктуризировать наши долги. Вместо этого получили повышение процентов. Через три месяца после первой просрочки долга банк обратился в суд общей юрисдикции с иском о досрочном взыскании всей суммы долга по кредиту и параллельно с этим подал заявление о банкротстве нашей компании.

Затем банки Агропромкредит и Сбербанк продали наши долговые обязательства выходцам из компании «Росбилдинг», которых в 90-е годы называли «черные рейдеры России», - поясняет Макарова.

У каждого свои интересы

Вместе с требованиями к новому кредитору общества «МАКС» – компании «Травертино» - перешел и основной залог – нежилое помещение в Москве, площадью 770 кв.м и стоимостью 251 миллион рублей (в три раза выше общей суммы задолженности перед всеми кредиторами – 134,5 млн.рублей).

В процедуре банкротства новый залоговый кредитор отозвал данное банком согласие на сдачу помещения в аренду, препятствовал его продаже по цене 267 млн. рублей в целях последующих рассчетов со всеми кредиторами. Далее, путем вооруженного захвата залоговый кредитор добился остановки предприятия должника, и довел его до процедуры конкурсного производства.

Высказывая мнение по ситации с компанией «МАКС», представитель «Сбербанк» заявила, что объект в Москве приобретен на заемные деньги, а значит, должнику не принадлежит.

─ «Сбербанк» предупреждал вас о том, что будет продавать долг, предлагал условия, которые вы не исполнили, - комментирует руководитель челябинского отделения «Сбербанк» Наталья Карпова. – А теперь, когда всё случилось, вы переносите всё с больной головы на здоровую и обвиняете добросовестных кредиторов, которые всё сделали с соблюдением законодательства.

Имущество одного из предприятий группы компаний ЖБИ-1 банк «Интеза», видимо, тоже считает своим. Именно этот банк выступил против объединения пяти отдельных банкротных дел.

─ Наша цель – объединить дела о банкротстве с целью более эффективного распоряжения разрозненными активами, войти в реабилитационную процедуру и привлечь инвесторов, - пояснил руководитель общества «Челябинский завод железобетонных изделий №1» Александр Зейферт. – Сейчас в производстве пять банкротных дел, где даже между арбитражными управляющими нет полного согласия, где чье имущество. Если сейчас на торгах отдельно будет продано уникальное итальянское оборудование, причем по цене металлолома, оставшаяся промплощадка глобально потеряет в цене, соответственно, кредиторы толком ничего не получат.

Отрадно, что в этом случае «Сбербанк» всецело поддержал руководителя ЖБИ.

─ Мы со своей стороны как кредиторы поддерживаем Александра Робертовича, - комментирует Наталья Карпова. – Очевидно, что продажа имущества единым лотом в рамках объединенного дела о банкротстве в большей степени отвечает интересам кредиторов. Однако, речь должна идти о законодательной инициативе для того, чтобы появилась возможность объединить дела в одно производство, мог зайти инвестор и сохранить уникальное предприятие. Сейчас юридического основания произвести эти процедуры у нас нет.

Примером на предмет личных интересов поделился адвокат Евгений Чуркин.

─ Многообещающий проект «Утиные фермы» сейчас на завершающей стадии конкурсного производства, - рассказывает адвокат адвокатского бюро «ЛЕ-АРМ» Евгений Чуркин. – Им, действительно, нужны были оздоровительные процедуры. Руководство «Утиные фермы» просили рассрочку долга, субсидии… Работающая процедура оздоровления обязала бы банк прекратить начисление процентов, предприятие получило бы рассрочку выплат долга, к примеру, на пять лет, и компания могла бы восстановиться.

В телефонном интервью по проекту «Утиные фермы» заместитель Губернатора Челябинской области Сергей Сушков как-то заявил, что как человеку, который курирует этот вопрос, ему всё равно, кто будет собственником этого предприятия, главное, чтобы производственный процесс функционировал.

─ У каждого свой интерес в данном случае, - озвучил свое мнение заместитель губернатора Челябинской области Сергей Сушков. – У банка, например, позиция понятна и она проста – вернуть свои деньги. Сергей Юрьевич Костенко как хозяйственник, конечно, очень толковый. Его погубили займы. Он попал под 19%-ю кредитную ставку банка и не смог выбраться.

Мы можем поддержать только официального инвестора, - продолжает Сушков. – Если вы потенциальный инвестор, приезжайте, я буду с вами разговаривать. Только никто не приезжает, кто сегодня был бы готов купить этот актив.

─ Вот так и получается, что у всех свой интерес, - комментирует генеральный директор общества «Утиные фермы» Сергей Костенко. – Захочешь книжку написать о том, как строить бизнес в России, сообщай, я тебе всё крупными мазками опишу, - шутит Костенко.

Давайте договариваться

─ Когда должник один на один пытается договориться с отдельным кредитором, они друг друга не слышат, просто потому, что у них разные картины мира, - поясняет управляющий Консалтинговой компании «Лигал Эксперт» Ольга Попова. – При этом и кредиторы между собой далеко не всегда могут достичь согласия, поскольку каждого волнует только свой интерес. И тогда прийти к консенсусу кредиторам и должнику должна помочь третья независимая сторона. Только так можно добиться положительного решения конфликта.

Другая проблема, как уже было озвучено, – серьезный перекос в закона о банкротстве в сторону кредиторов, - продолжает Ольга Попова. – Убытки, к примеру, с должника взыскать легко, а вот взыскание убытков с кредиторов – из области фантастики. Допустить, что кредиторы могут злоупотреблять правом, и убедить в этом суд, крайне сложно. У кредиторов безусловное право определять судьбу должника, и сейчас закон этим страдает.

При этом если мы говорим, что должник плохой, что те методы, которыми мы пользуемся сегодня – верны, тогда где результат? Средний процент удовлетворения требований кредиторов на текущий момент – порядка 5%, а процедура конкурсного производства длится в среднем 3-5 лет, - подчеркнула юрист.

Имущество «Златоустовского часового завода» - самортизированные в ноль станки 60-70-х годов и здание советской постройки. «Челябинский завод железобетонных изделий №1» - разрозненное между семью юридическими лицами имущество, продать которое в таком виде не реально.

─ Кому нужна ножка от стула, привинченная намертво в чужой квартире? – продолжает Ольга Попова. – Инвесторы тоже с неба не падают, их еще найти надо. Многие ли готовы взять на себя «грузик» в виде «Златоустовского часового завода»?

В ходе дискуссии участники пришли к выводу, что закон о банкротстве нужно менять, и чем скорее, тем лучше. Иначе в стране, а не только в Челябинской области скоро не останется производственных предприятий. Параллельно с этим, на уровне субъекта должен быть создан переговорный центр с рабочим названием «Управление по финансовому оздоровлению», куда может обратиться предприниматель в предбанкротный период.

─ Собственники предприятий лучше кого бы то ни было знают, куда им нужно двигаться для исправления ситуации, - комментирует Ольга Попова. – Им нужно дать возможность. Причем нужна не столько финансовая поддержка, сколько где-то информационная, где-то стол переговоров, где-то мнение органов власти для представления в суд.

─ Созданный рабочий орган должен обладать соответствующим влиянием и авторитетом, - поясняет заместитель председателя правления «Челябинвестбанка» Дмитрий Пискунов. – Потому что мы как кредиторы зачастую готовы на реструктуризацию, а вот как обеспечить согласие со стороны энергетиков, налоговиков… В рабочую группу войти готовы.

─ Такая структура может быть при Министерстве промышленности, либо постоянно действующая комиссия при Губернаторе, - поясняет арбитражный управляющий Эдуард Тепляков. – Руководить ею может контрольно-ревизионное управление. В состав комиссии обязательно должны входить: модератор, представитель Министерства финансов, ИФНС, силовиков, если есть конфликт, профильные министерства и представители банковского сектора.

Подводя итоги дискуссии, модератор Ольга Попова отметила, что законы не могут быть совершенны и регулировать абсолютно все ситуации. При этом требуется время, для того, чтобы изменить закон. Создание же «переговорного центра» позволит уже сейчас вырабатывать приемлемые для всех участников решения. Дав возможность должнику работать, кредиторы получат значительно больше, чем от продажи разрозненных активов, а сохраненное предприятие – принесет еще больше пользы области.