Челябинская область в этом году оказалась в центре «медного» экономического тренда
Общественная палата

Челябинской области

Мы в соц. сетях:
Общественная палата Челябинской области

8(351) 737-16-57

454089, г. Челябинск,
ул. Цвиллинга, 27

7371657_op@mail.ru

Челябинская область в этом году оказалась в центре «медного» экономического тренда

28.12.2017

В ближайшие 10-20 лет не только в России, но и в мире прогнозируется развитие электро-технической промышленности, следовательно, будет высок спрос на медь, литий и никель. Важно успеть «встроиться» в эту бизнес-модель. Каким территориям Челябинской области это уже удалось — рассуждает экономист, член Общественной палаты области Сергей Гордеев.

Как вы оцениваете динамику развития бизнеса, экономики в разных территориях Челябинской области? 

Динамика очень неоднозначная. У нас где-то есть успехи, а где-то провалы. Например, возьмем два города. Один из них Карабаш, а второй Верхний Уфалей. Прежде один был безнадежно отстающим, а Уфалей преуспевающим. Ситуация буквально за год кардинально поменялась. И эта ситуация, к сожалению, характерна для общего кризисного, посткризисного периода. Все очень неоднозначно и быстро меняется. 

Что, как правило, выступает драйвером? 

Драйвером роста всегда у нас выступает, конечно, глобальный национальный и мировые тренды. У нас сейчас начинается новый виток развития электроники, электротехнической промышленности, появляются новые тренды. Допустим, Челябинская область оказалась задействована в медном тренде. Усилиями Илона Маска или еще многих передовых деятелей появился спрос на никель, литий, медь. Челябинская область здесь оказалась одним из бенефициаров научно-технического прогресса. 

Какие территории выиграли от этого тренда? 

От этого тренда, соответственно, выиграла территория нашего медного кластера. Это Варненский район, Карабаш, Кыштым. Где-то этот выигрыш больше, где-то меньше, но общая тенденция существует. И эта тенденция, в отличие от всех остальных, долговременная, примерно на 10–20 лет. 

Есть у вас данные, например, по Варненскому району, какие изменения там произошли, когда запустили Михеевский ГОК? 

Варненский район у нас неожиданно стал лидером на протяжении трех лет по росту зарплаты. Одно появление регионообразующего предприятия обеспечило рост заработной платы в среднем по району примерно на 13–15% ежегодно. И если учесть, что в среднем по области, в лучшем случае, она покрывала инфляцию, то, скажем так, для прежде забытой территории, это более чем шикарный рост. 

Что помимо налоговых платежей от деятельности предприятия влияет на развитие отдельно взятой территории? 

В первую очередь обычно мы рассматриваем налоги, но гораздо большее значение для людей имеет вся денежная масса, которая появляется в регионе. Когда появляется тысяча рабочих мест, их же надо возить. И появляется загрузка для автобусов, маршруток. И появляются новые рабочие места. И дальше появляется синергетика, которую раньше называли народно-хозяйственным эффектом. Эти автобусы потребляют бензин, предприятие потребляет электроэнергию, при делах оказываются энергетики и транспортники, а дальше появляется сфера обслуживания. Если у вас повышается зарплата, соответственно, у вас появляется сфера развития малого бизнеса. И получается новая социально-экономическая точка роста. 

А как предпринимателями, крупным бизнесом воспринимаются социальные вопросы? Это, все-таки, бремя или это добрая воля? 

Это взаимовыгодный компромисс. Поскольку, если бизнес организует технологический процесс на 10–20 лет, ясно, что ему просто экономически выгодно организовать именно нормальные условия жизни для работников, поскольку, все-таки, кадры у нас решают очень много. В конечном итоге здесь получается такой фактор регионообразующих предприятий. У нас сейчас начинается такая волна, а на Урале это связано, как я уже говорил, с трендом Демидов 2.0. Старые технологические переделы выходят на совершенно новый качественный уровень эффективности и, надо отметить, экологической безопасности. Для Челябинска это вопрос актуальный, поэтому не надо его сбрасывать со счетов. Улучшаются одновременно все три составляющие: экономика, экология, социум. 

Насколько могут решать крупные предприятия долговременные стратегические задачи и проблемы этих территорий? 

Здесь все определяется экономической эффективностью этих предприятий и долгосрочными планами и перспективами. Если у вас стоит магистральная линия на 10–15 лет, ясно, что предприятие будет решать все эти вопросы. Потому что это просто означает не только стабильность для социума, это означает и стабильность для предприятия. Высокая эффективность уже становится, скажем так, аксиомой развития.